Витвен

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Витвен » сюжетные эпизоды|I » 06.02.247|сюжетная ветка I эпизод I|Падший ангел


06.02.247|сюжетная ветка I эпизод I|Падший ангел

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

ПАДШИЙ АНГЕЛ
___________________________________________
сюжетная ветка I квест I

Родительница на девятом месяце беременности, преследуемая сотрудниками ВСБ, бежит из столицы в нижний город, где находит помощь изгоев. Жители Нижнего Витвена прячут девушку в одной из квартир блочного дома, находящегося недалеко от границы; именно в том доме, где мирно проживает тридцать процентов населения городка. Сотрудники ВСБ врываются в здание, требуя выдать беглянку.
Найдёт ли беглянка своё спасение?
И как будут разворачиваться события...?


1.1. Дата и время.
06.02.247 года Н.В. Поздний вечер - ночь.
Погодные условия на момент игры вы найдёте в этой теме.

1.2. Место действия.
Нижний Витвен.

1.3. Локация.
Блочный дом, расположенный недалеко от границы города. В наличие: электричество и водопровод.
На момент игры в доме проживает около пятидесяти человек. 
Основная игровая локация: коридоры.

внешний вид

http://s3.uploads.ru/wAMS3.jpg

Обшарпанные временем и неумелой эксплуатацией стены коридоров представляют собой довольно угнетающие зрелище. Пол некогда был выложен древесным паркетом, однако, за столетия, потерял свой внешний лоск, размеченный трещинами и впадинами.

Дополнительная локация: квартира.

внешний вид

http://s3.uploads.ru/Wpi98.jpg

Мрачная и неуютная квартирка небольших размеров. Обшарпанная мебель, потерявшие свой внешний вид некогда обклеенные обоями стены. До момента игры была необитаема более тридцати лет.


1.4. Участники.
Мив; Ворон; Нэн; Зик; Эндрю; Вис;

___________________________________________
очередь написания постов будет выставлена после первого круга

0

2

За беглянкой захлопнулась дверь. Мнимая безопасность.
Кролику, помеченному охотниками, не суждено узнать, что такое "безопасность абсолютная".
Вдох- выдох, а тренированные псы уже мчатся по следу своей жертвы.
Рука бедной женщины разодрана на кровавые лоскуты, метка сорвана, но спасёт ли её это?...

___________________________________________
игра началась

0

3

Проникновение в стан врага прошло успешно, чрезмерно успешно. Ни одного писка в сторону сотрудников правоохранительных органов, ни одной попытки сопротивления, и даже эти чмыри из ВСР...ВРС? головы из нор не повытаскивали. В общем - идеально. Но Нижний Витвен и Идеальность никоим образом не могли быть связаны, и появление этих понятий в одном предложении ничем хорошим увенчаться не могло.
Вот так думал Зик, мрачневший с каждым шагом Зик, удваивающий с каждым шагом ритм покусывания собственных губ, Зик.
Начальство шло позади, прикрываемое и защищаемое глупой и никчёмной Гаммой, как и должно было быть. Начальство шло позади, а Гамма, покусывая губы и мрачнея, мысленно спускала по обойме на каждого изгоя, ненароком появляющегося в поле зрения, то любопытным носом, то ягодицей, ищущей приключений.
- Сэр..., - Зик, глубоко вздохнув, остановился у одной из дверей. Ещё раз глубоко вздохнул. Пару раз рычаще выдохнул. Такая послушная, но злобненькая псина на привязи.
- Сэр..., - МОСП, от греха подальше запихнутый в свою пластиковую кобуру, вновь неуклюже почёсывает бочину мужчины, в то время как взгляд ненавистных синих глаз упирается в лицо мужичку, трусливо хныкающему, но от щёлки дверной не отползающему, - Сэр!
Она ведь дала разрешение, да?
Мощная конечность служащего, распахнув хиленькую дверцу, вцепилась в шею преступнику, сжалась, пережимая тому сонную артерию, и, дёрнувшись, выволокла неудачливого изгоя из владений его пошарпанной обители.
- У вас, мать вашу, есть право на то, что бы сказать, где укрывается преступница, нами разыскиваемая, - Вторая конечность, может и не столь мощная, как первая, однако позиций не сдающая, прошлась костяшками кулака по сопливой роже преступника. Хруст - писк. Из сломанного носа настойчивой струёй побежала кровавая нить.

Отредактировано Зик (2013-05-11 19:46:54)

+2

4

Мив всегда себя чувствовала как-то странно на территории Нижнего Витвена. Особенно в последнее время. К ней даже порой закрадывались мысли в голову, а не отравлен ли здешний воздух. Если он все-таки был отравлен, то у Мив больше не было к нему иммунитета. Так что сейчас она старалась вести себя как можно естественней, чтобы не показать, как неуютно она себя здесь чувствовала.
Бесшумно следуя за Зиком, который теперь почти постоянно находился под ее началом, Мив двигалась по коридору жилого дома, где скрылась беглянка, которую им нужно было поймать и доставить обратно в Верхний Витвен. Подумать только, это была роженица, уже на последних месяцах беременности. Девушка не могла представить какого ей было сейчас. Наверное, она боялась. Мив вспомнила это липкое чувство страха, которое ей однажды довелось испытать, и нервно сглотнула. Да, приятного было мало.
Зик остановился возле одной из дверей, Мив притормозила, почти касаясь его спины локтем. Сквозь дверную щель она могла видеть какого-то трусливо хныкающего мужчину. Да, он тоже боялся. Наверное, его руки дрожали, ноги были ватными, на лбу выступил пот, а мысли мешались, не желая выстраиваться в логическую цепочку. Наверное, он уже видел, как ВСБ впивается ему в шею, ломает с громким хрустом позвонки, как в горло поступает соленная вязкая кровь, как к виску подставляют дуло пистолета, и последнее, что он услышит, будет выстрел.
-Бедняга.
Мив вздрогнула. Что это, она жалеет его, какого-то изгоя из нижнего города, которому не было места в этом обществе? Как только ей в голову закрались подобные мысли?! Девушка тряхнула головой, словно желая выкинуть из головы все лишнее, что ей мешало. Мозг, например. Или хотя бы ту ее часть, которая отвечала за эмоции.
-Да ломай ты уже эту дверь! - прорычала девушка, возвращаясь с небес на землю, где вокруг опять не было ничего, кроме грязного пола, обшарпанных стен и подъездной вони.
Зик вытащил мужика из его квартиры и сходу хорошенько врезал ему. Мив поморщилась: Зик, кажется, питал слабость к насильственным методам. Ей ничего не оставалось, как смириться с этим. Молодая особа положила Гамме руку на плечо, сдерживая его от очередного удара.
-Поаккуратней, не прибей его: нам лишние трупы не нужны.
Мив оглядела коридор. Ей казалось, что она слышала, как за дверьми переговариваются люди, которые, однако, не стремились выйти из своих убежищ, чтобы поближе познакомиться с представителями ВСБ. Бета повернулась к мужичку.
-В твоих же интересах ответить нам быстро, - мягко проговорила Мив. - Иначе, я не отвечаю за последствия, мой напарник - парень вспыльчивый. И любит играть в считалочки на пальцах.

+2

5

Жителям этого дома были привычны вторжения подобного плана.
Им были привычны крики боли и рычания сотрудников правоохранительных служб.
Затаившись в своих квартирах, они, судорожно прижимаясь к глазкам, наблюдали за разворачивающейся сценой.
Большинству было плевать, и на собрата-изгоя, и на беременную девку.
Лишь бы не я! Натыкаясь на взгляд Беты, они, вздрагивая, отпрыгивали от дверей.
Лишь бы не я...

- Я видел, видел! Они, - Мужчина, корчась в стальных объятьях Гаммы, дрожал от нахлынувшего на него страха. Я не хочу умирать! Пропади пропадом и девка эта, и...! , - Они спрятали её на четвёртом этаже! - Черты лица проявили нотку жестокости, - Слева, слева от дверного пролёта!, - Правильно - правильно, убейте эту сучку! Она...из-за неё я...!
Лишь бы не я...

0

6

Удар. Удар, удар, еще один. Стена, то ее место, где сжатые в кулак затянутые в тонкую синтетику перчаток пальцы женщины соприкасались с ней, оставалась безучастна и почти неизменна. Разве что кое-где липкие хлопья краски, отвалившись, осели на пол. Им и нужно-то было для этого только дуновение ветерка, порождаемое двигающимися мимо телами.
Хотя сейчас тел не было, только Нэн и Вик еще рядом с ней, за компанию. Все остальные обитатели дома так или иначе рассосались. Кто-то, проскальзывая мимо взбешенной шатенки не так давно, попрятался по своим квартиркам, будто им это могло помочь, кто-то слинял как можно дальше от «дома». О, женщина понимала последних, и сама бы с удовольствием нырнула в первую попавшуюся дыру, уводя за собой и последнего оставшегося человека из ее «стаи» - другие представители их маленькой семьи за ненадобностью давно уже сделали ноги.
И как не сделаешь. Бывшие коллеги женщины, бравые служители правопорядка, шагали по Нижнему даже не скрываясь, и весть об их предстоящем посещении разнеслась едва не быстрее, чем новость об особе, которую скрывали Нэн сотоварищи. Глупая, отъявленная дура или просто отчаянная родительница, женщина, вынашивание плода для которой было профессией, вдруг проникшаяся любовью – или чем там она могла проникнуться? – к «жизни под своим сердцем». По крайней мере, что делать после расставания с Верхним городом, она и не подумала. Опыта ухода за ребенком в Нижнем не было ни у кого, да и не отпустили бы ее просто так.
Впрочем, теперь обо всем этом предстояло думать Нэн. Думать быстро, думать старательно и с учетом того, что родительница двигаться с необходимой для побега скоростью была неспособна, и они трое оказались как крысы, загнаны в угол.
В том, что направление угла ВСБсовцам укажет кто-то из своих же, шатенка не сомневалась. Действительно, было бы в чем. Принцип взаимопомощи и круговой поруки в этом месте не работал, и всех так или иначе имелся друг на друга зуб. Обрадовать «счастливицу» тем фактом, что, если ее поймают, то после родов она все равно окажется в Нижнем, бывшая безопасница уже успела. Новость не вызвала необходимого энтузиазма. Больше с девкой Нэн разговаривать не желала.
Женщина, устав стоять, смотря в одну точку, сделала несколько шагов вбок, распахнула дверь одной из пустующих квартирок, добралась по грудам неубранного мусора до жалкого вида окна, хотя подходить вплотную не стала. Увидела подходящих, даже не особо скрываясь, сотрудников СБ, ядовито усмехнулась.
- Вот они, короли трущоб. Может, тоже уйдешь? – спросила, но отрываясь от чудного вида. Гости из Верхнего, наверняка облепившие дом не хуже своры собак, услышавших запах гнили, не могли знать все лазейки, да и ни к чему им был бы потрепанный патлатый парень. Своими Нэн не желала рисковать, но увы, они относительно многого имели собственное мнение. Не то чтобы в обычной ситуации женщина была против подобного. Одно «но». Наличие тяжеловесной беглянки у них под боком автоматически означало необходимость сопротивляться «спасителям будущего человечества», - Успеешь еще. Хотя погоди-ка…
Соседняя комнатушка была занята. Нэн без особых усилий – даже замка не было, только хлипенький засов – открыла дверь, вытаскивая в коридор смутно знакомую девицу.
- Ты-то мне и нужна.

Отредактировано Нэн (2013-05-14 20:46:30)

+2

7

Эндрю, Вис, Ворон - Пропуск хода.


Ей было страшно. Ей впервые в жизни было так страшно.
Дитя, это маленькое чудо, просвет её жизни, будто бы почувствовав волнение матери, притаилось так же, как и она.
Тихо - тихо малыш. Сиди тихо, пока мамочка утирает слёзы тыльной стороной ладони. Сиди тихо, пока злые псы рвут клыками вопящего от страха мужчину. Сиди тихо.
Всхлипнув, девушка лишь сильнее вжалась в стену.

0

8

Аккомпанируя словам начальства, мужчина, с неизменным оскалом, потряс неудачливого любителя зрелищ в воздухе. Кляц - кляц. Сердечко бедняжки билось быстро-быстро, чарующе действуя на брюнета. Кажется, и Э.Ф. дополз до пунктов удовольствия и блаженства. Арх, ну что же ты, дорогой? Не заставляй даму ждать! Мысленный смешок застыл игривым блеском в синих глазах, обратившись в пламя, при первых же словах, сорвавшихся с уст изгоя.
Крысы, валят друг друга, как крысы. Неясная тревога, теплившаяся в нутре с самого начала, вновь кольнула брюнета своими ядовитыми иглами, разнося яд по крепкому телу, пропитывая им каждую клеточку. Всё шло слишком хорошо...
- Атата, не хорошо брат, не хорошо ты к своим относишься, - С наигранной весёлостью, Гамма, выпустив смешок в затлевший воздух, с силой вдавил кадык мужчины в глубь его гортани. Неясные хрипы, пройдясь по каменным стенам, затихли; а изгой, вздрогнув, отпустил сознание из своего тела.
- Мив, вам не кажется?... - Он обратил взор к Бете, однако тут же оборвав себя, скинул обмякшее тело жертвы на щебень, вновь отдав мимику под широкий оскал, - ...Вам не кажется, что нам пора? - Деловито отряхнув руки от невидимого сора, Гамма двинулся в сторону лестничного проёма. Говорить о своих опасениях с начальством не хотелось, ввиду того, что отношения их, пожалуй, всё ещё не располагали к столь откровенным беседам. ...А, ведь, досадно, однако.
- Даже странно..., - Пройдя вторую лестничную клетку, Гамма, приостановившись, окинул критическим взором пространство, будто бы ища тот подвох, что не давал ему покоя всё это время, - ...Что...
Опять пауза.
Нет, всё же глупо всё это.
Сжав в пальцах МОСП, мужчина ускорил темп, и уже через десяток секунд он достиг нужного этажа. Тихо, опять эта гнетущая тишина. Пожевав губы, Зик, обернувшись, пробежался взглядом по ветхим дверкам. Одна из них должна была скрывать преступницу, и разве не самым лучшим вариантом было выбить все эти чёртовы засовы к чертям, пролезть в каждую нору, пройтись костяшками по каждой недовольной роже?
Но он, окаменев, так и не двинулся с места.
Всё было слишком просто.

+2

9

Мужичка долго упрашивать не пришлось - раз, два, и он сдал беглянку. Да кто бы сомневался, нравственная чистота здесь - слова незнакомые. Каждый думает как спасти свою шкуру и плюет на других.
-Неужели тут все такие? Готовы сдать любого, лишь бы их самих не тронули? Возможно это выигрышная политика для них, но не тогда, когда дело касается ВСБ. Никто не говорил, что у нас высокие моральные принципы.
В подтверждение ее мыслей, Зик сдавил бедняге горло, и тот скоро отправился в мир иной. Возможно, там ему будет лучше. Девушка не стала дожидаться, когда мужик испустит дух, и вышла в коридор, еще раз внимательно оглядываясь. Ее угнетала эта тишина, которая нарушалась только потрескиванием лампочек. Затихли даже голоса из-за дверей, никаких шагов, никаких звуков. Молодая особа поежилась: все-таки не нравилось ей тут, до жути не нравилось. Коридор представлялся нескончаемо длинным, а ее собственное дыхание слишком громким, чтобы его никто не услышал. Все знают, что они были тут, все знали, зачем они были тут. Только где эти все?
-Кажется мне что?
Мив некоторое время молча смотрела на напарника, ожидая продолжения, но оно, казалось, было не то, которое подразумевалось изначально. Пора так пора, оно и естественно, она как-то и не задерживалась. Девушка пропустила Зика вперед и последовала за ним, забавно морща нос - верный признак того, что она снова погрузилась в раздумья. Конечно, ей не доставало опыта в подобных вылазках, может все так и должно было быть, но ощущалось, что тут творилось что-то странное. Конечно, она слегка нервничала, все-таки первое серьезное боевое задание.
-А черт, я бы поделилась своими опасениями, но этот парень не похож на того, кто вдруг внезапно приободрит меня.
Когда Зик притормозил первый раз, молодая особа просто тоже сбавила шаг, ни о чем таком не думая, но вот когда мужчина вдруг обратился в каменное изваяние посреди коридора, девушка почувствовала беспокойство.
-Что не так? - проговорила Мив, приближаясь к Гамме почти вплотную и оглядываясь назад, чтобы проверить, не следил ли за ними кто.
Позади было пусто, спереди - тоже. Вообще, дом казался словно бы нежилым.
-Куда все подевались-то?
Мив облизала пересохшие губы. В любом случае, они не могли стоять и бездействовать, дожидаясь у моря погоды. Девушка обогнула Гамму, прошла в коридор, стараясь держаться левой стороны. Кареглазая застыла, напрягая слух, чтобы услышать хоть что-то, что обозначит тот факт, что они были не единственными здесь.
Глухой всхлип.
-Слышишь? - прошептала Мив. - Здесь все-таки кто-то есть. Пошли.
Ломать двери означало создать лишний шум, который им бы не сыграл на руку. Все нужно было сделать тихо: взломать одну единственную верную дверь и схватить роженицу.
И Мив осторожно приблизилась к первой двери, чтобы снова замереть и понять, где же находилась беглянка. 

+2

10

Да, стоит признать, что Ворон не был готов к тому, что когда-нибудь в его жизни случится ситуация подобного рода, вроде сбежавшей беременной безумной мамаши из Верхнего в Нижний Витвен, желая непонятно каких гадостей своему чаду. Нет, ну, где-то мужчина слышал, что дамочки с дополнительным грузом могут быть странными и идти на поводу непонятно вообще чего, но как-то всегда Рон представлял себе жир, а не РЕБЕНКА, МАТЬ ВАШУ ЗА НОГУ. Но, вот, так сказать, облом. Бывает всякое, оказывается, что женщина на последнем сроке, этакий инкубатор на ножках, персональный транспорт на городском обеспечении, еле передвигаясь, смогла все-таки убежать от ВСБшников, что само по себе уже звучало крайне комично. За этой черепахой мог, кто угодно угнаться, а сотрудники правопорядка не смогли. Пошли по следам неугомонной бабы – что у женщин вообще в голове творится? Тут уже неважно, беременная, жирная, маленькая, большая, старая… все едино – логика просто блеск.
Словом, это не все проблемы, которые в тот вечер свалились на его птичью голову. Точнее, это была одна большая проблема, которая навела сверху несколько проблемок поменьше, но не менее расстраивающих и выводящих из себя. К такому, например, относится то, что на этот вечер у Вора были совершенно другие планы. О, да, словом, достаточно романтического плана, чтобы отмена подобного могла привести его в уныние. Он нашел старинное вино Забытого Времени, причем, аж две бутылки. Думал, что напьется, порадуется вместе с Соль, но все снова было испорчено. Впрочем, что первый план, что второй касались все равно этой девушки… короче, никакого ужина с запеченными крысами и страшно редким вином под луной и звездами не получилось, увы.
Вместо этого, именно сейчас Вор сидел, точно птица на жердочке на крыше здания, вглядываясь в темнеющую даль, откуда должны были прийти псы Верхнего города. Ждать было муторно, а главное, что бесило, так это то, что, судя по всему, он был единственным мужиком, в чьих интересах было настучать по башке ВСБшникам. Остальные либо струхнули, либо струхнули, но остались, чтобы умаслить людей правопорядка, а потом сбежать. Да, конечно, вторые клялись-божились, что не подведут, но Ворон был стопроцентно уверен, что в итоге он останется один. Ну, и Нэн. Нэн тоже мужик. Мжики ведь защищают, так? А бабы бесятся и устраивают шумихи и проблемы. Щенок с клыками вроде такой не являлась. Во всяком случае сегодня за ней поведения бешенной истерички не наблюдалось, что радовало. Впрочем, он многого не видел, сидя на крыше, пародируя дымоотводную трубу, закрывая лицо черным платком и капюшоном такого же цвета. Только два алых глаза и блестели в полумраке…
Он не шевелился. Даже практически не дышал. Только щелкам пальцами по двум МОСПам, которые в свое время приберег для таких вот стычек. Дома еще парочка валялась… редко все-таки к ним с такими налетами приходили, а вот мелочевка смертников постоянно ошивалась. Частенько можно было подобным оружием и разжиться. Конечно же, без черного ножа, который был специально заточен прямо перед стычкой для именно такого эпичного случая, не обошлось – он мирно покоился в ножнах на поясе.
Хруст кожи ботинок по металлу на полуразрушенной конструкции – взгляд прожигает несколько человек, стремящихся безумными псинами к зданию. Кровожадная улыбка разрезала каменное выражение лица, и в глазах блеснуло желание хищника рвать и жрать, да так, чтобы кровь и ошметки мяса летели во все стороны. Снова стук пальцами по оружию…
- На ней были панцири, словно железная броня. Шум от крыльев ее был словно грохот множества конных колесниц, несущихся в бой…- прошептал Ворон строчки из откровений, когда-то читаемых, удобно подставленных, к слову, под ситуацию.- Потому что мы ведем бой не с людьми из плоти и крови, а с Началами, с Властями, со вселенскими повелителями этого мира тьмы, с духовными силами зла в небесном мире...- еще отрывок под нос из священных писаний сказан под нос с дикой улыбкой.- Ошибочка… мы ведем бой во тьме, в ней же и потонем...- с этими словами Рон ушел с крыши ровно в тот момент, когда ВСБшники пробрались в здание.
Тихими шагами, точно идя по воздуху, он шел по коридору прямо над головами тех, кто решил нагло зайти на его территорию. Его это раздражало. Его это бесило. В нем пробуждался неистовый голод. В нем просыпался хищник, рычащий зверь, рвущий когтями любую плоть, что окажется на его пути. Прешагивая дыры, через которые было прекрасно видно то, что творилось этажом ниже, Ворон добрался именно до той, под которой только что прошли две милейшие головы, которые так и хотелось свернуть заочно. Мужчина присел на корточки, наблюдая за тем, как эти ребята настораживаются, останавливаются и ждут беды.
«Правильно делаете, правда, поздно… надо было раньше думать…- с еще более ненормальной улыбкой, сдерживая тихий-тихий смех, подумал Вор, цепляясь пальцами за край дыры, после того, как поправил платок, закрывающий нижнюю часть лица до глаз».
Раз, шаг вперед, прямо в пропасть, чтобы, схватиться за металлическую конструкцию под потолком этажа ниже, ненадолго зависая в воздухе и практически бесшумно спускаясь за спинами штурмовиков. Взгляд еще не оценил фигуры на их принадлежность, а руки уже вытащили МОСПы, направляя дула прямо в головы этим двоим. Хруст предохранителей, полнейшая тишина, просто звенящая, просто уничтожающая сама по себе, будучи достаточно пугающим явлением. Кто бы там ни был, это сейчас было неважно. Шаг в сторону, любое движение – выстрел. Он смотрел так - это было понятно лишь по ненормальному взгляду. Он защищал свою территорию. Он не даст тронуть то, что было принято им. Он здесь – судия и правитель. Он, Дьявол, спустился по их души, чтобы уничтожить их навсегда…

Отредактировано Ворон (2013-05-21 23:03:21)

+3

11

- Ты знаешь, что мне от тебя нужно? - девушка часто замотала головой. Нэн кивнула, как-то, как будто, даже улыбнувшись. На сероватом от пыли, смуглом лице мрачной женщины улыбка едва ли, правда, выглядела привлекательно. Раздражение, которое у шатенки с каждым мгновением только возрастало, можно было фактически ощутить - никакого ПД не надо.
Девица оказалась затолкнута в другую комнату, схвачена не самым ласковым образом за шею. Впрочем, спустя мгновение Нэн одумалась, разжала пальцы, ведя ладонью вверх, потрепала собеседницу по щеке.
- Ты ведь поможешь? - когда девушка не поторопилась ответить, шатенка обхватила ее левой рукой за затылок, притягивая к себе, ткнула куда-то в область живота ребром ладони правой, - Они уйдут - а здесь люди останутся. Местные гораздо хуже силовиков, те тупо делают свою работу. А женщина, родная, самый ходовой у нас товар, - бывшая сотрудница внутренних сил обхватила ладонями лицо "соседки", отодвинулась, прислушиваясь. Про Нэн знали, что она шутить не любит, выворачиваться научилась из какой угодно ситуации, а слово - держит, так что теперь "нежно" нашептываемые на ушко обещания недоброй шуткой посчитать было невозможно.
Внизу происходило шевеление. Нэн это не нравилось дико - долго ждать, когда товарищи-стражи порядка заявятся на этот этаж, не стоило.
- Язык отрезать, или будешь молчать и так? - конечно, в деле покрывания лучше свой человек, но своих жалко, ведь они нужны не просто так.
- Нэн, перегибаешь палку... - женщина фыркнула, отстраняясь от невольной помощницы. Ситуация со страшными людьми могла обернуться и наоборот - помоги мне, я постараюсь помочь тебе.
Подхватив девицу за шкирку, шатенка отправилась за Виком в их маленькое логово-укрытие. Общаться еще раз с стрясенной дамочкой из родительниц шатенка не хотела, но выбора не было. Вик со второй девушкой перебрался в комнату ближе к лестнице. На всякий случай.
Разошлись они как раз вовремя. Совсем скоро, и нескольких минут не прошло, женщина услышала голоса, подобралась поближе к беженке и заткнула ей рот, жестами требуя не издавать ни звука. Тише мышей, спрятаться в захламленный, закрытый для прямого обзора угол. Не зря, звуки голосов сменил шум, жителям Верхнего мало свойственный. "Еще кто-то решил вмешаться? Не Вик, надеюсь."
Оказалось, не Вик. Нэн могла узнать этот голос, слышала, ловила интонации, знала. Безумец мог быть хорош тем, что являлся существом, непредсказуемым для большинства, но в том же был и его минус. Женщина покосилась на родительницу, замораживаясь, просчитывая варианты. Переть ее в таком состоянии было бы сложновато, но и оставаться здесь было небезопасно. Ворон любое событие мог превратить в мини-апокалипсис.

Отредактировано Нэн (2013-05-24 14:23:55)

+3

12

Затихнуть. Прислушаться. Вжаться в стену. Сжиться с ней.
Долгие, судорожные вдохи, они, разносясь по зданию, сейчас приобретали громовой окрас.
Пробежавшаяся по телу дрожь растянула на иссохших устах звериный оскал. Тебе идёт улыбка. Он вслушивался в каждый звук, издаваемый им и его юной напарницей. Он смаковал их. Он ждал.
Стук в висках ознаменовал повышенный интеграл Э.Ф.
Вам стоит обратится в мед. пункт. Стоит обратиться. Стоит...
Сотня.

- Стой! - Прорычал он, схватив начальство за запястье, сжав его. Стук в висках участился. Сотня, сотня, сотня... Глубоко вздохнув, вздохнув с хрипом, вздохнув с громовым раскатом, он, почти вжавшись в спину напарницы, резко развернулся, выставив МОСП перед собой.
Ничего.
Н.И.Ч.Е.Г.О.
Широко распахнув глаза, сотрудник служб уставился потерянным взором вглубь коридора. Всё так же не ослабляя хатки своей по истине не маленькой конечности он, скривившись, сделал шаг вперёд, оттаскивая Бету от двери.
- Здесь что-то не так, Мив, - Он перевёл взгляд на девушку, - Вы слышите? Они знают, - Судорога сбила дыхание, а взор, заострившись, приобрёл нотки, сопутствующие психозу, - Мы были не осмотрительны...
Шорох за дверью, столь явственный шорох, что облачал его виновников, незримо облачал их. Гамма уже видел их силуэты, чувствовал каждый их мускул. Вторая дверь от проёма. Вторая...
Рука с оружием так и не поднялась.

Зик, вы должны в полной мере понять ваше положение. Вы не контролируете свои эмоции, оттого не имеете права на самостоятельность действий. Не волнуйтесь, как только вы придёте в норму, мы вновь обеспечим вас автомобилем и белой униформой, но пока вы носите синий цвет, вы должны повиноваться воле вышестоящих. Обеспечьте Беттам, приставленным к вам, безопасность.

- Постойте здесь, - Тряхнув головой, будто отгоняя назойливое насекомое, брюнет, наконец высвободив девичье запястье из оков, сделал несколько шагов к обозначенной квартире. Каждый шаг бил по слуху остротой своего звучания. Рецепторы, обострившись, навязывали своё восприятие реальности.

Будь он один, ему было бы легче. Будь он один, он не чувствовал бы бремени ответственности. Будь бы он один... Даже смешно, он, привыкший работать в паре, желал одиночества. Конечно желал, ведь брата никоим образом нельзя было сравнить с неопытной начальницей. Они ловили мысли друг друга так, будто бы были одним существом. Они...Они... Кажется и сейчас он слышал его дыхание за спиной.

Чик-чик. Палец снимает предохранители. Не его палец.
Резко развернувшись, Гамма, так и не успев вскинуть МОСП, замер, с участившимся стуком в висках всматриваясь в покрытую мраком фигуру. Орудия служб смотрели своими пластиковыми глазницами на них: его и Бету.
Всё было кончено. Он не успеет навести мушку на цель.
Проигрыш.

+2

13

Несмотря на тот факт, что она работала с Зиком вот уже полгода, им не часто приходилось выполнять задания в тесной связке. И как оказалось, это весьма негативно сказывалось на их работе сейчас. Стальная хватка мужчины на ее хрупком запястье заставила девушку поморщиться, а от того, что она внезапно ощутила горячее прикосновение его спины к своей, Мив замерла, затаив дыхание. Она могла ощущать, как глубоко и часто он дышал, с каким хрипом вырывался воздух из его легких. Гамма явно был напряжен, тут не нужно было быть ясновидящей. Она позволила себя держать, чтобы не вывести его из равновесия еще больше своим поведением, хотя эта ситуация ей не слишком-то нравилась. Точнее говоря, ей это вообще не нравилось, абсолютно. Мив даже не сопротивлялась, когда Зик оттащил ее от двери, да и сопротивляться мужику, который явно превосходил ее по габаритам, было как-то нецелесообразно.
Карие глаза встретились с синими и выдержали этот тяжелый взгляд. Мив, совсем как птичка, которая заинтересовалась чем-то, чуть склонила голову набок, внимательно разглядывая напарника, у которого сбилось дыхание. Да, она тоже чувствовала себя не самым лучшим образом здесь, даже немного нервничала, однако это пока не сказывалось на ее Э.Ф., который оставался голубым, замерев на критической точке в 10 пунктов. Но от Зика исходили волны психоза, и Мив казалось, что она ощущает их физически, а еще они были заразными, как казалось самой девушке. Хорошо, что она приняла ПРЭФ прямо перед самым выездом, это должно было помочь ей продержаться.
-Конечно, они знают, - прошипела Мив, дернув руку в попытке освободиться, но безрезультатно. - Что с тобой, Гамма? Ты на взводе, успокойся.
Но он словно не услышал ее, отпустил руку, на запястье которой через некоторое время точно расцветет яркий синяк, и двинулся к двери, попутно еще и команды раздавая. Видимо, мужчина позабыл свое нынешнее положение, но Мив, как девушка смышленая, уважала его опыт, который он приобрел будучи Альфой, поэтому осталась на месте. Но шатенка не бездействовала: Зик ее очень сильно беспокоил, почти так же, как и все жители сего района. Поэтому она потянула курок на себя, активируя режим, при котором МОСП стрелял патронами большого калибра и, не долго думая, навела оружие на Гамму. Как-то она уже предупреждала его, что выстрелит тут же, как только почувствует что-то неладное. Например, как сейчас. Ей не нужен был напарник, который поддается своим эмоциям, от него могло бы быть столько же проблем, сколько и от отбросов, что ошивались здесь. Лучшим выходом было убраться отсюда скорее, пока Зик не слетел с катушек окончательно, черт с ней с этой роженицей.
Пусть она живет. Если сможет выжить здесь. Без медицины, без специального оборудования. О чем она только думала, сбегая сюда? Безмозглая курица, которая решила, что в этих помоях найдет свое убежище, тупая овца, решившая сломать винтик их единственно правильного общества. Предательница, несчастная, которая запуталась в этих эмоциях. Она отравлена чувствами и единственное противоядие - смерть. Она-то и сдохнет здесь, потому что никому не будет нужна. Как и Мив. Она тоже никому не нужна, только она живет ложной хорошей жизнью и не отойдет в мир иной на куче мусора. Разве только ради этого не стоит давиться ПРЭФом?
Во рту пересохло. Как же противно от собственных мыслей.
Она даст Зику шанс выйти отсюда под дулом ее МОСПа, чтобы он не остался здесь. Дуло смотрело прямо ему в затылок, палец девушки - на спусковом крючке. Черт возьми, что она делает? Какая глупая идиотка. Работа должна быть выше личного. Даже не так, нет-нет. У нее вообще не должно было быть ничего личного. В этом мире не было такого понятия. Узнай кто об этом, и она может попрощаться со своими амбициями в карьере. На кой черт ей это сдалось?
Мив скрипнула зубами от злости. То, что она так тщательно скрывала ото всех, вылезло наружу именно сейчас, когда она должна была думать только о своем задании. Это что, проявление заботы о своем ближнем? Мысленно она рассмеялась. Какая глупость: у нее нет мотива, она от этого ничего не выиграет - это просто прихоть, не больше.
Но ее прихоти не суждено было сбыться: позади них раздался шорох. Мив обернулась одновременно с Гаммой тогда, когда  раздался характерный звук, который различит любой ВСБшник, и направила МОСП туда, где находился источник звука. Левая рука замерла возле бедра, где находилось оружие, но девушке пришлось замереть, потому что точно такое же дуло МОСПа смотрело ей прямо в лицо. На ее удачу человек оказался почти одного роста с Зиком, поэтому ее собственный МОСП так же был направлен в лицо изгоя. Действовали они одновременно и замерли одновременно.
Девушке вдруг резко стало жарко, от мгновенного удара нервов в животе затянулся тугой узел. Казалось, что Мив почти физически ощущала, как ползет вверх уровень Э.Ф., стремясь отразить так называемое "беспокойство", но на деле это было другое чувство. Забытое, но стоило ему вернуться, как тут же все встало на свои места. Она запомнила его еще с того раза, и имя ему было страх.
-А вот и первый поселенец по наши души, - негромко произнесла Мив.
Жаль, что она не могла видеть его лица. Не потому, что ей было интересно, как выглядел тот, который в любой момент мог бы их прикончить, а потому что хотелось знать, что перед ней стоял обычный человек. Ее воображение же рисовало лицо страшное, искаженное от судорог, которые эти люди называли эмоциями, и это напрягало ее еще больше. Так же как и две другие вещи: тот факт, что она стояла ближе к изгою, чем Зик, и то, что у него откуда-то были МОСПы.
-Значит, он уже убивал ВСБшников? Тварь, отброс общества.
Мив сжала губы, стараясь не поддаваться своим мыслям, которые вдруг почему-то стали слишком уж экспрессивными, что было не положено. Она глубоко вздохнула и медленно выдохнула, стараясь не нервничать еще сильнее, чем уже это было. Секунда, две.
Эта тишина слишком пугала.

+3

14

Тишина… такая звенящая, что хочется кричать, сходя с ума, и биться головой об стену – странное состояние, правда? Вот сейчас… именно сейчас Ворон чувствовал себя так же. В его голове происходил взрыв за взрывом. Ему хотелось кидаться на всех и каждого. В его глазах эта леденящая пустота сейчас была весьма обманчива. Внутри проснулся безумец, маньяк, просто монстр. И он не хотел об этом думать. Он это и так знал. Он просто хотел действовать. Хотел сумасшедше смеяться, хотел улыбаться, хотел скалиться, но держал маску холода и отстраненности, как только мог. Он хотел видеть своих жертв в лицо. Он хотел… он много чего хотел…
Разворот обоих одновременно. Одна баба – пушку наставила. Ох, так знакомы будем? Мив, милая Мив… здравствуй, ничтожная… какое у тебя лицо… какая ты мерзкая. Какая ты крутая? Нет… все обманчиво, все-все. Ты уродлива внутри, это отражается на твоем лице. Ты сломана, Мив! Ты сломана! Ха-ха-ха! Ты сломана, идиотка, сломана! И это видно в твоих глазах. Твоя маска приклеена очень криво. Он видит, как ты истекаешь кровью, ему это уже видно. Он понимает, что намного сильнее тебя и дуло МОСПа ему не помеха. Он чувствует, что ты, дорогая Мив, ты на грани. Еще одно его движение, а может, и его отсутствие… и ты сорвешься. Ты потеряешь все, так же как и…
Зик.
Ворон не двигается. Он видит его насквозь, он его чувствует и понимает, что тот совсем потерял над собой контроль. Ох, видишь ли ты, Зик, что Э.Ф. не имеет значения? Посмотри на себя, он у тебя явно выдает не те позиции, что относятся к Альфе, что относятся к прошлому статусу, так? Посмотри на него, посмотри в его глаза и испытай недетский ужас – ты же понимаешь, что хищник без эмоций – самый опасный и непредсказуемый? На лице полное спокойствие. Его Э.Ф. тоже бьет рекорды, впрочем, как и всегда. А на лице полнейший ноль. Видишь, Зик? Он играет лучше тебя. Он превратился в монстра. Он стал сильнее. Он ненавидит и любит тебя… Видишь все это, Зик? А ты стал ничтожеством. Ты стал никем… ты жалок, Зик, жалок-жалок-жалок…
Фраза дамы, наставившей на него дуло пистолета, чуть не сорвала маску спокойствия с лица ненормального. Он чуть не рассмеялся в голос, сгибаясь пополам. Поселенец по их души? Первый? Ха-ха… словом, и последний. Дамочка, ты в курсе, что ты мешаешь? Ты мешаешь, ты достойна смерти, дорогая. Здесь через семь лет разлуки, долгой и мучительной, встречаются два брата. Тут, понимаешь, чувства кипят, здесь бьются сердца, чуешь? Ты здесь лишняя. Лишняя, понимаешь? Нефига ты не понимаешь. Ты и не знаешь, идиотка. Ты вообще ничего в этом мире не знаешь, думая, что перед тобой стоит общественный шлак. Ты думаешь, что на тебя смотрит отброс? Охо-хо, это не удивительно. Нетрудно догадаться, знаешь ли… вот совсем. Только вот ошибка – шлаком являешься ты и тот, кто стоит рядом. И Ворон даже не может сказать, кто здесь хуже. Наверное, все же ты, Мив, наверное… у Зика хотя бы осталось хоть что-то, что может его встряхнуть. Он уже в лапах. А ты… ты брошена всем миром об острые скалы современности и раздавлена волнами лжи с черными нефтяными разводами обмана. Хотя, настолько ли ты гиблая? Ты интересна, Мив… интересна…
Стоит это признать.
Выстрел. Курок от себя. Прямо в солнечное сплетение. Так, чтобы было больно. Так, чтобы ты задыхалась, дорогая. Так, чтобы ты чувствовала, что ты потеряла связь с цивилизованным миром, чтобы ты поняла, что тебе там нет места. Иди же к Ворону под крыло. Он тебя пригреет, он тебя даже обнимет. Он тебя не оставит. Он тебе покажет другую реальность. Он тебе обязательно ее покажет. Только вот сейчас просто слушай, падай на пол и лежи так – живее будешь. Если бы он тебя не парализовал, ты бы сейчас уже была бы мертва – вряд ли бы ты осталась просто так стоять.
Но стоило еще помочь тебе увидеть другой мир. Страшный, но в то же время чистый мир. Тебя надо было довести до нервного срыва… надо было. Ворон обязательно это сделает. Обязательно…
Но сейчас, когда девушка оказалась на полу с иглой (кстати, единственной, которая вообще была у Рона с собой, заложенная в дуло далеко заранее до посиделок на крыше) в солнечном сплетении, Вор мог посвятить всего себя Зику. Мог бы… он мог…
- И последний…- прошипел Ворон в ответ на слова Мив, которые уже достаточно давно были произнесены, но оставить их без внимания было же некрасиво…
Теперь оба дула смотрели на брата. Один в живот, другой в голову. Так, чтобы, если что, разорвало окончательно на все части. Как же он хотел сейчас выстрелить! Но держался, потому что было интересно смотреть на того, кто раньше прикрывал его спину. Того, кого он раньше защищал. Того, кто сейчас, видимо, желает всем своим сжавшимся от страха сердцем, его смерти. Весело-то как…
- Не стоило тебе приходить сюда…- снова прошипел мужчина, не сводя своих диких глаз с бывшего напарника.- Теперь ты с нами… мы в одной лодке,- в его глазах мелькнула какая-то ненормальная радость, даже пугающая и крайне театральная.- Я говорил тебе, что ты потеряешь статус… а я мог тебя спасти, мог…- под платком появляется звериный оскал – это видно по тому, как смеются глаза.- Пластиковые небеса, как они? Все так же чисты и прекрасны, как и вера системе? Она сохранила тебя?- вопросы с усмешкой, речь едкая и четкая, достаточно тихая, но не настолько, чтобы чего-то не расслышать даже Мив на полу.- Мне кажется, или ты мертв? Прогнил…- он втянул тяжелый воздух носом,- я чувствую этот запах…- как-то даже сочувствующе произнес мужчина.- Смерть и жизнь — во власти языка, и любящие его вкусят от плодов его…- строчка из притчи, произнесенная в некой задумчивости, выдох.- Все во власти слов, все…- сделав шаг вперед, Ворон посмотрел прямо в глаза мужчины.- Ты боишься Смерти, брат?- он немного напряг мышцы руки, готовый выстрелить прямо в голову.- Боишься ли ты все так же Правды? Любишь ли ты Ложь, как и раньше? Что ты видишь?- он немного наклонил голову направо, желая, видимо, лучше рассмотреть эмоции на лице друга.
Он замолчал. Кажется, что эта встреча была предопределена заранее. Казалось, что Рон слышал мысли своего брата. Он был уверен, что чувствует, как бьется его сердце, что как будто находится сейчас в его ладони вместо банального МОСПа. Казалось ли? Это чувство его только веселило. Не было боли – все уже давно сожжено. На теле теперь остались только жуткие сети шрамов, тех самых, что разрезали все на мелкие кусочки. Все эмоции, все чувства и мысли. Все раскроили на непонятный костюм… теперь все заменяла жуткая маска сумасшедшего. Увидит ли Зик, что внутри у того, кто столько лет был с ним? Сможет ли?
Вряд ли…
Ворон перевел взгляд на Мив. Улыбнулся еще шире. Как же это весело… как же весело…
- Мив, ты там как? Больно, надеюсь?- он тихо засмеялся, точно зарокотал от груди.- Ты не чувствуешь запаха дерьма каждый день, когда вдыхаешь его в Верхнем городе? Или ты склоняешь голову системе, чтобы она на тебя продолжала блевать?- ответа, понятное дело, ждать было бессмысленно.- Конечно… чую, так и делаешь… слепая шлюха… как? Тебе нравится, как тебя ебет система во все дыры, а?- он рассмеялся еще громче, переводя пушку с живота Зика, прямо к голове девушки, так, чтобы она видела, но не могла ничего сделать.
Ему было жутко весело. А голод продолжал издеваться. Голод завывал в голове, просил мяса. Мяса человеческого, сырого, заглотанного большими кусками до боли в глотке. Как же он хотел жрать… как же все эти твари испортили по-настоящему ему настроение! Он мечтал явно не о таком вечере, несмотря на то, что сейчас веселился. Это были не те эмоции, которые он сегодня хотел вкусить.
Совсем не те…   

P.S.: Мив, прости. В свете характера моего персонажа, он бы тебя либо убил, либо сделал так... просто так оставлять Мив он бы не стал, зная, что она могла натворить чего-нибудь не того. В общем, еще раз прости.
У тебя же были идеи по перетаскиванию персонажа? Вот, я тебе это и устраиваю - ругай меня, но, увы, по-другому не мог.

Отредактировано Ворон (2013-05-26 02:26:03)

+3

15

Шум за хлипенькой дверью нарастал. Совсем близко, буквально, может, в десятке шагов от комнаты, где Нэн затаилась напару с тяжелой. Если задержать дыхание дыхание и прижать чуть сильнее затянутую в перчатку руку ко рту Родительницы, чтобы заглушить еще немного ее всхлипывающие, дрожащие, мокрые вздохи, можно было даже расслышать, о чем в коридоре говорили. Когда раздался звук, что издает МОСП при выстреле иглой, а после - соответствующий падению человеческого тела, женщина напряглась.
Впрочем, судя по голосу Ворона, последовавшему за тем, стреляли вовсе не в него, так что шатенка почти тут же расслабилась.
Нэн всегда считала, что силовики – определенная, отдельная совершенно каста людей. Что такого находили в маленьких еще довольно детях, что жить они могли, только следуя пути насилия, тому самому, который был табу в обществе Н.В.? Нэшт, бывшая воспитательница, изгнанная за интерес к около-оккультным темам, объясняла, что суть каждого гражданина – в воспитании и обучении, что детям, родившимся и выросшим в абсолютно нейтральной среде, внушить что угодно легко – они как чистый лист, что напишешь, то и будет, и это пугало до ужаса. Нэшт вообще очень много говорила, складно, плавно, так, что хотелось слушать. У нее даже голос был невероятно приятный. Слаще и привлекательней ее рассуждения от этого не становились.
Шатенка отстранилась от соседки, приложила палец к губам, заглядывая ей в глаза, - «Только пикни – и гости с Верхнего до тебя не доберутся,» – плавным движением поднялась с корточек, обошла, практически бесшумно, маленькое заграждение, сослужившее неплохую службу в роли укрытия. Тихо-тихо, медленно подобравшись к двери почти вплотную, замерла, стараясь даже не дышать. Если верить ощущениям, в коридоре было три человека, возможно больше. Все так же, чуть ближе к лестнице. Женщина тряхнула головой, пытаясь собраться с мыслями. Тело, напряженное, мелко подрагивающее от выбрасываемого в кровь адреналина, слушалось даже слишком хорошо, время как будто замедлилось – собственные движения казались чересчур резкими, слишком быстрыми, пульс, частя, бухал в ушах.
Чем являлось здание, в котором обитали отбросы общества, никто не знал, но удобные для обзора маленькие закрытые пластиковыми панелями с небольшими отверстиями – стараниями обитателей – окошечки на том месте, где под крышей по коридору проходили трубы вентиляции, в некоторых помещениях частенько играли хорошую службу. Нэн, насколько возможно, тихо добралась до «смотрового окошка», в конце уже подтянувшись, выглянула наружу. Ворон к тому моменту закатил очередной спич, женщина из служилых валялась на полу, мужчина – не отвлекался от безумца.
Если задуматься, принюхаться нормально, не отвлекаясь ни на что, в здании действительно воняло, будто где-то что-то разлагалось. Чуть поднапрягшись, женщина вспомнила, что «сосед» с другого конца этажа как-то подозрительно давно не показывался. Знакомств он не заводил, держался особняком, так что никто его не мог потерять. Неудивительно, если он «пропал».
«Не отвлекайся, идиот… не отвлекайся, я одна могу и не справиться,» – спустившись, женщина метнулась к двери, открыла, радуясь, что старательно смазанные петли даже не думали заскрипеть, выскользнула наружу, подхватив по пути дубинку резиновую из тех, что тоже одно время были в ходу среди силовиков, зашагнула второму сотруднику сил безопасности за спину. Когда-то их маленькая стая несколько месяцев трудилась, приводя коридор их жилого этажа в нормальный вид, совсем не зря, как время показало. Замах на шаге, удар по затылку и отскочить, мгновенно присаживаясь на корточки, дабы падающее тело не задело. Если мужчина просто заработал сотрясение и потерял сознание – хорошо. Не раскроил ли он себе череп, упав, был, конечно, вопрос, но Нэн он уже мало интересовал. Хотя, пожалуй, нападение на служащего при исполнении ей еще аукнется, и теперь отсидеться уже не удастся.
Шатенка, сколько себя помнила, верила, что система всевидяща, оттого почти всезнающа и практически абсолютно всесильна. Забавно, если послушать тех, кто интересовался З.В., прежние люди те же точно свойства приписывали своим богам. Пока властям Верхнего неинтересны были обитатели Нижнего – да что они могли сделать, меньше двух сотен голов, в среднем живущих не больше пары-тройки месяцев после изгнания и в большинстве случаев грызущихся меж собой, либо сошедших с ума – все было более-менее неплохо. Но ситуация с Родительницей с пятидесятипроцентной вероятностью, если не больше, могла стать поворотным моментом всей ситуации.
Подняв взгляд на мужчину в черном, шатенка, сощурилась, проводя кончиками пальцев по покрытию пола, выдохнула хрипло:
- Сколько их и где? – в чем безумцу нельзя отказать, так это в наблюдательности. Нэн примерно представляла, где могут засесть другие «гости», но она все равно остро нуждалась в информации. Быть может, если они поторопятся, то успеют уйти. Глупая надежда, не справились одни - придут другие, но все же.

Отредактировано Нэн (2013-05-26 21:54:03)

+4

16

Печально всё это, наверное.
Напарница, это совсем ещё хрупкое существо, украсила пол своим обездвиженным телом. Хлопок пронёсся дрожью по телу мужчины, но он так и не сдвинулся с места.
Палец несколько раз прошёлся по спусковому рычажку, мускулы несколько раз дрогнули. Но он так и не поднял оружия.
Он слышал шорох позади себя, учащающиеся удары нескольких сердец, но так и не откликнулся на них своим громогласным смехом, победоносным воем.
Он просто судорожно выдохнул. Просто опустил голову на плечо. И, растянув губы в ухмылке, с надтреснутыми нотами во взгляде, вытянул указательный палец левой руки, помотал им вправо - влево, да отпустил реакцию из своего тела вовсе.
Рик, значит. Это, блядь, очень смешно. Честно.
- Мразь ты, брат, - На выдохе, на очередной несносной, сбивающей всё нахрен волне, он сделал шаг назад, готовый распахнуть ту занятную дверцу, скрывающую за собой очередную порцию крыс, выволочь их на сцену. А отчего же нет? Смотрите, как всё занятно выходит!

Указывать интеграл эмоционального фона - лишнее. Что эти скачки? Плюс триста, минус триста. Свидетели скачут почище всех этих полосочек - указателей. Туда - сюда. Туда - сюда. Забавные скачки не скаковых лошадок. В глазах мутнеет, а губы пускаются в пляску забытого века.
Кажется, он падает. Ноги подкашиваются, глаза закатываются. Зик видит перед собой только Его лицо, только наставленное на себя дуло оружия. Кажется, Он не стрелял. Он не стрелял...
Блядские эмоции.
Свет гаснет, шторы задёргиваются, зрители улюлюкают.
Печально всё это, наверное.

Отредактировано Зик (2013-05-29 22:12:40)

+1

17

Помощь не придёт, сейчас она не придёт.
Сотрудники ВСБ, остальные сотрудники, запоздало осознав провал своих сослуживцев, уже не могли ничем им помочь.
Сейчас они слишком далеко. Перейдя границу, они так и застыли на окраине. Не верная стратегия.
Вырванные у судьбы минуты, воспользуются ли ими спасители несчастной девушки?

0

18

Боль пронзила ее тело, и Мив тяжело упала на холодный грязный пол, получив новый заряд тупой боли. Боль, боль - какое странное слово, если его быстро произносить, то начинает казаться, что захлебываешься им. Оно прочно вцепляется в тело и терзает каждую его клеточку. И Мив, ожидавшая, когда же эта волна подхватит ее тело, была несколько удивлена, обнаружив, что она была не застрелена, а всего лишь парализована. Странное это ощущение - осознавать все происходящее вокруг, отдавать своему телу приказ двигаться, но оно не подчинялось. Ей иногда снились такие сны, когда она не могла и пальцем пошевелить, и они были такими реалистичными, что Мив просыпалась от ужаса. И сейчас этот сон стал реальным.
Было тяжело дышать, боль сконцентрировалась в солнечном сплетении, лучами разносясь по всему телу. Шершавый пол царапал щеку, неудобно под тело подвернулась рука, но Мив ничего не могла с этим сделать. Все, что она могла, это смотреть на человека, который возвышался над ней, который целился теперь прямо в Зика.
Их убьют, скорее всего убьют. Они им были не нужны так же, как изгои не были нужны своему государству. Но девушка не хотела умирать вот так, здесь, на грязном полу, среди людей, которые увидят ее смерть, увидят то самое некрасивое и ужасное зрелище, от которого все так стремились защититься. Но им-то не впервой? Если она умрет здесь, то ее не сожгут, а оставят гнить, разлагаться и вонять. Нет, она не хочет такой ужасной смерти, лучше уйти из мира с улыбкой на губах, осознавая, что исполняешь свой долг, зная, что о твоем теле позаботятся и твой прах мирно пустят по ветру.
В глазах скопились слезы. Странно, она никогда не плакала прежде. Глаза так неприятно щипало, так неприятно свербило в горле. Ей это не нравилось совсем.
Мив все так же смотрела на человека перед ней. Кто он? Кем он был раньше? Что он делал, пока был в Верхнем Витвене, чем занимается сейчас, когда он здесь? Почему он называет Зика братом?
-Ах это он?..
Мив попыталась увидеть напарника, но она лежала так, что Зик не попадал в ее поле зрения. Только человек в черном, только тот, кто представлял иной мир, мир, который тянул к ней свои руки, окутывая ее смрадом. Может быть, Зику ничего не угрожало? Если это был он, то, наверное, он не станет убивать своего бывшего напарника. Хотя Мив ничего не знала больше об их отношениях. Просто знала, что они работали вместе, и больше не вдавалась в эти слухи. Она была не из тех, кто любил посудачить о чужих жизнях. Да и как бы она потом взглянула этому мужчине в глаза?
Ах, почему ее все это так заботило тогда? Ее заботило так много вещей, так много сомнений, так мало веры в систему, в людей. Когда это началось? Когда она впервые испытала этот страх? Когда мальчишку убили на ее глазах? Она раньше задавалась вопросом, за что ей все это было. А сейчас ей хотелось вернуться домой, запереться в своей квартирке, залезть под теплое пуховое одеяло и забыться сном. А потом проснуться и вновь принять ту веру, которую заложили ей в голову. Она - та, в ком нуждалась эта система, та, которая защитит людей от таких как этот человек в черном, грязные слова которого заставляли ее ненавидеть его, ненавидеть всем сердцем, потому что он касался самого больного, он надавливал на плохо зажившую рану, из которой начинал сочиться гной.
Не надо, не надо этого делать, говорить таких слов. Она верит, что она живет правильно, она верит в систему, она верит, что о ней заботятся, что она не одна, что кто-то любит ее. Пока она молода и красива. Пока она здоровая и сильная. А как только ее душа сломается, ее выкинут, а она не хотела, чтобы ее выкидывали. Иллюзорное счастье было лучше, чем настоящее одиночество.
Он так говорил, а в чем был смысл? Зачем он так делал? Мив сомневалась, что он хотел заманить ее на свою сторону, ему было незачем, она ему не нужна, в итоге он ее бросит, оставит, стоит ей только принять его сторону. Здесь все так делают, она слышала, что здесь каждый сам за себя. Разве это не то же одиночество? Может люди вообще не способны ощущать что-то другое, кроме одиночества? Может он тоже одинок, но ощущает это острее, и потому он стал таким? А она не хотела становиться такой, неблагодарной, неправильной, грязной.
Слезы скатились по щекам, попали на губы. Соленные.
Глухой удар, женский голос. Если бы Мив могла, то она бы закричала, моля о помощи тех, кто шел за ними. Спасете ее, ей страшно, она не хотела оставаться с этим человеком, от которого исходила чернота, но не могла оторвать от него взгляда, полного ужаса и...жажды.
Говорили, что она была хорошим ребенком. Говорят, что она - образцовый сотрудник и гражданин. И только она знала, что это было не так. Протяни этот человек руку, и она захочет ухватиться за нее, чтобы шагнуть в эту пропасть, потому что усталость становилась сильнее страха, желание жить - сильнее долга.
-Нельзя, нельзя. Это просто страх, я не могу мыслить рационально.
На этой земле не было места рациональности, здесь правили эмоции. Она не умела чувствовать, здесь ей было не место. Там она больше не могла жить. Так где же был ее дом?
Никто не мог ей ответить на этот вопрос, потому что она не могла его задать. Ей оставалось только ждать, что с ней сделают эти люди. И тонуть в болоте своих страхов и сомнений.

+1


Вы здесь » Витвен » сюжетные эпизоды|I » 06.02.247|сюжетная ветка I эпизод I|Падший ангел


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC